Публикации

Выставка столетия французской революции, Париж, 1889г.

Декрет о проведении в Париже с 3 мая по 6 ноября 1889г. очередной Всемирной выставки, приуроченной к 100-летию французской революции, был подписан президентом Республики 8 ноября 1884г. в соответствии с решением Палаты депутатов. Через свои дипломатические представительства Франция оповестила об этом все страны мира, пригласив их к участию. Для большинства монархических стран даже воспоминание о революции было оскорбительно, поэтому Австрия, Англия, Германия, Италия и Россия объявили о своем отказе участвовать в новом ЭКСПО. В то же время различные республиканские государства выразили удовлетворение этим решением, как и отдельные предприниматели и художники стран, отказавшихся участвовать, понимавшие, что нельзя упускать такую благоприятную возможность контактов. Чтобы содействовать участию в выставке последних и представлять в Оргкомитете их интерес, был создан специальный союз. В целом деловой мир, как отмечала пресса, обратил мало внимания на политическую сторону выставки и ее официальную или неофициальную поддержку своими правительствами.

 

 

 

В мае 1886г. организаторы ЭКСПО провели тендер на разработку общих принципов построения выставки, который выиграли г-н Дютер — архитектор машиностроительного зала, г-н Эйфель — предложивший символическую структуру экспозиции, и г-н Лаувестр — создатель Дворца изящных искусств. Согласно одобренному проекту под выставку было отведено Марсово поле и район Трокадеро, между которыми на берегу Сены строилась 300-метровая башня, набережная Орси и эспланада «Дома инвалидов». Всего около 100га. На территории Марсова поля на площади 1000x400м были построены различные выставочные сооружения, среди которых в глубине выделялись 3 павильона: похожие друг на друга и симметрично расположенные Павильоны изящных искусств и свободных искусств (где находились педагогический, книгопечатный, фотографический и картографический разделы) и между ними роскошный по внешнему виду Дворец промышленности, над которым на куполе высотой 65м и диаметром 30м была установлена 8-тонная скульптура, олицетворяющая Францию, раздающую пальмы и лавры. За Дворцом промышленности находился шедевр инженерного искусства, намного опередивший свое время, — гигантский зал машиностроения с остекленным сводчатым пролетом 115м, длиной около 450м и высотой 45м, который перекрывали 20 стальных арок. «Ничего столь колоссального, — писала петербургская газета «Неделя», — не видывал свет». Дворец машиностроения, названный прессой «чудом своего времени», был сооружен инженером М.Ж.Котансеном в сотрудничестве с архитектором Ф.Л.Дютером. Он нарушал все привычные представления о прекрасном. Его пропорции казались современникам искаженными, неспокойными, стиралась граница между основанием и перекрытием. Эта архитектура, соответствовавшая новому способу машинного производства, вступала в противоречие с доминировавшей традицией украшательства и эклектичности, в которой были выполнены все остальные павильоны. Район Трокадеро отводился под разделы земледелия и садоводства. На набережной Орси была устроена в исторической ретроспективе экспозиция различных видов жилища человека от каменного века до наших дней. Здесь же находился Морской павильон, Павильон пищевых продуктов и множество мелких сооружений. Площадь Инвалидов была отдана военной экспозиции и выставке французских колоний, которые возвели небольшие, в национальном стиле павильончики.

Открытие выставки


Наиболее впечатляющим строением выставки (наряду с Дворцом машиностроения) была Эйфелева башня. Сама история ее создания достаточно интересна. Строительство на территории Марсова поля башни было предусмотрено условиями конкурса, который проводила Комиссия по организации Всемирной выставки. Было представлено свыше 100 проектов, среди которых предлагались гигантская гильотина, символизирующая гибель Империи, и 350-метровая пирамида со скульптурами героев и барельефами главных событий революции. Одобренный комиссией, городскими властями и правительством проект инженера Густава Эйфеля, уже снискавшего себе славу лучшего конструктора металлических объектов, горячо приветствовался большинством французской прессы. Сам автор проекта так излагал идею своего сооружения: «Мне захотелось в честь современной науки и французской индустрии соорудить такую триумфальную арку, которая по создаваемому ею впечатлению превзошла бы арки, возводившиеся в честь победителей предшествующими поколениями». Однако ряд известных деятелей, среди которых Ги де Мопассан, резко выступили против. Они выпустили меморандум, обращенный к правительству и подписанный 47 ведущими художниками и писателями, в котором, в частности, отмечали: «Эта дымовая труба своей варварской массой разрушит влияние всех мемориальных сооружений Парижа. Тень от этой массы железа покроет, словно чернильное пятно, небо над городом, который является высоким памятником многих столетий». Подобные заявления не помешали строительству, хотя автор проекта обязался соорудить башню так, что, если будет необходимо, она может быть демонтирована и возведена в любой другой точке города. Однако этого не потребовалось: законченная башня высотой 300,51м (в 2 раза выше пирамиды Хеопса) не производила впечатления гигантского монстра. Окрашенное первоначально в золотой цвет, изящное ажурное сооружение, строительство которого продолжалось 28 месяцев, стало украшением города, его символом и символом своего времени.

 

 

Площадь под строительство была предоставлена городом бесплатно, и, согласно условию договора, башня находилась в собственности Г.Эйфеля в течение 20 лет, после чего город принял ее в свое владение.

Ежедневно выставка открывалась пушечным выстрелом с Эйфелевой башни. Она имела несколько уровней с различными функциями: на первом (высота 57,63м) находились рестораны (в том числе и русский), на втором (115,73м) располагались офисы, среди которых офис газеты «Фигаро», выдававший посетителям печатное подтверждение о посещении башни. На третьем уровне (276,13 м) находились служебные помещения, включая офис Эйфеля, куда публика не допускалась, а также обсерватория и физическая, метеорологическая и биологическая лаборатории. Лифт мог поднять одновременно 100 человек на высоту 57м, а затем другой лифт поднимал 50 человек на высоту 115 м. Можно было добраться до вершины и пешком, преодолев 1792 ступени, и за 5 франков увидеть Париж с высоты птичьего полета. Каждый час лифтом могли воспользоваться 2400 человек. Среди 2млн ее посетителей за время работы выставки был принц Уэльский, Сара Бернар, Томас Эдисон.

 

С целью облегчения посетителям осмотра выставки, которая растянулась более чем на три километра, вокруг нее была сооружена кольцевая узкоколейная железная дорога, на которой имелось 5 станций. Регулярно ходило 12 составов по 7 вагонов, рассчитанных на 56 пассажиров. Кроме того, был ряд вагонов 1-го класса на 18 мест каждый. За время работы выставки по ней было перевезено около 4млн человек

 

 

Открытие выставки, проводившееся 5 мая после состоявшегося накануне в Версальском дворце официального празднования 100-летия французской революции, чуть не омрачилось неудавшимся покушением на президента страны Карно. Как отмечала столичная газета «Неделя» «покушение способствовало тому, что президент стал предметом народных оваций не только в день празднования в Версале (когда и произошло покушение), но и в день открытия выставки». Открывая выставку, которая уже «традиционно» не была полностью готова, президент Карно приветствовал работы, созданные человеческим интеллектом, и особенно подчеркнул необходимость связи созидательной работы с мирным сосуществованием между народами. Представители русской и австрийской монархий на открытии отсутствовали.

Тематически все экспонаты, которые выставлялись 61722 экспонентами, были распределены на 9 групп и 83 класса:

1-я группа — предметы изящных искусств,
2-я группа — предметы воспитания и образования,
3-я группа — мебель, бронза, часы, ковры, предметы роскоши,
4-я группа — ткани, платья, драгоценности, принадлежности туалета,
5-я группа — добывающая промышленность, сырье и его переработка,
6-я группа — предметы механической обработки,
7-я группа — продукты питания,
8-я группа — земледелие, виноделие, рыболовство,
9-я группа — садоводство.

Общий вид выставки

Кроме того, организовывалось несколько специальных тематических экспозиций, среди которых был раздел политической экономии, состоявший из 15 подразделов, выставка «История орудий труда» — от топора каменного века до современных физических приборов, электрических машин, транспорта. Наиболее интересным из подобных разделов была широкая экспозиция по теме «История человеческого жилища». Автором идеи и самой застройки был известный французский архитектор Ш.Гарнье, по чьему проекту построено роскошное здание Парижской оперы. Экспозиция, состоявшая из почти 40 построек, давала наглядную картину постепенного развития человеческой культуры на примере совершенствования различных типов человеческого жилья. По обеим сторонам Иенского моста построили импровизированный город, заключавший в себе дома всех веков и всех народов. «Едва ли какая-либо из бывших до сих пор всемирных выставок представляла столь многочисленный научный интерес для ученых и специалистов, как нынешняя Парижская выставка», — писал в своих заметках «Торжествующая Франция» А.Ефрон, имея в виду, в частности, и описанную экспозицию. Тематическая экспозиция, посвященная истории французской революции, размещалась в бывшей резиденции французских королей — Лувре. В выставке приняли участие США, Греция, Норвегия, Швейцария, Сербия, Япония, Китай, Марокко, Индия, Мексика, Монако, Сан-Марино, Сиам, Аргентина, Андорра, Египет, Боливия, Чили, Колумбия, Гватемала, Гаити, Никарагуа, Персия, Сан-Доминго, Сан-Сальвадор, Парагвай, Уругвай, Венесуэла, Люксембург (официально приняли приглашения). Частным образом, но с правительственной субсидией: Бельгия, Бразилия, Испания, Португалия, Дания, Румыния и совершенно частным образом: Австро-Венгрия, Англия, Италия, Россия, Нидерланды. Отсутствовала Германия (хотя несколько экспонентов из этой страны и присутствовало), Турция (из-за расстроенных финансов), Болгария, Черногория и Швеция. «Таким образом, — писали газеты, — в то самое время, как вся Европа представляет гигантский бушующий лагерь и постоянно раздаются слухи о предстоящей войне, Франции удалось соединить все страны земного шара на мирном торжестве прогресса и цивилизации, устроить на ограниченном пространстве точное воспроизведение всего света в миниатюре». Одной из особенностей выставки явилось широкое участие стран Южной и Центральной Америки, представленных собственными павильонами, построенными в национальном стиле. Если в 1878г. занимаемая ими площадь составляла около 2000кв.м, то здесь уже около 8000кв.м.

Во время работы выставки над ней летал самый большой в мире воздушный шар с 55 пассажирами, стоящими в корзине. 17 июля отмечалось 50-летие изобретения фотографии, и выставка явилась хорошим поводом, чтобы оценить победное распространение ее по всему миру — «едва ли какое-либо другое изобретение было так высоко признано, как картинка, нарисованная солнечными лучами».

Уже отмечалось, что грандиозное впечатление производил зал машиностроения, в котором, как писали газеты, «едва смогли разместиться чудесные изобретения, сделанные наукой за последнее десятилетие», несмотря на то что его площадь составляла более 80тыс. кв.м. Работа выставленных в нем машин осуществлялась с помощью парового двигателя мощностью 5500л.с. Здесь впервые были показаны образцы автомобилей; трехколесная машина Карла Бенца и четырехколесная — Готлиба Даймлера. Мало кто в то время мог предсказать их великое будущее. С целью общего осмотра экспозиции в зале на высоте 10м был сооружен «движущийся балкон» (что-то вроде современного портального крана) — специальная платформа, вмещавшая 200 пассажиров, которая медленно перемещалась вдоль длинного зала, давая возможность любопытным увидеть выставленные машины с птичьего полета. Наибольший интерес вызвал стенд с многочисленными изобретениями Томаса Эдисона. Особое восхищение вызывал фонограф— чтобы послушать его, надо было отстоять 3 часа в очереди. Сам Эдисон, посетивший выставку, оказался в центре внимания парижского общества. Французские инженеры во главе с Г.Эйфелем дали в его честь обед на вершине башни. По окончании обеда 70-летний Ш.Гуно сыграл и спел свои произведения. Долго беседовал с ним знаменитый Л.Пастер. Эдисон, который получил 1098 патентов в США и около 3 тыс. в других странах мира, являлся для французов живым воплощением американца того времени с присущими ему чертами: энергия, скорость и хватка дельца.

 



Украшением выставки, ее вторым, после Эйфелевой башни, чудом, по мнению многих обозревателей, явились фонтаны, подсвечивавшиеся в вечернее время различными цветами с помощью специальной системы, разработанной английской фирмой Галловей. Значительный интерес у посетителей вызывали и павильоны колоний, в своем большинстве выкрашенные в голубой цвет или облицованные голубыми изразцами, где демонстрировался экзотический быт народов этих стран. Специалисты высоко оценили также разработку французских конструкторов Жирара и Бара, которая показывала движение на водяной подушке вагончика со скоростью 200 км в час. Для демонстрации этого эффекта была построена специальная длиной 153м так называемая скользящая железная дорога.

Хотя США, занимая в целом на выставке около 8тыс.кв.м, в промышленном разделе были представлены слабо («поленились пересечь океан со своими машинами»), однако их осветительная техника, фонографы и граммофоны, телефоны, безвоздушные электрические лампочки, горящие ярким светом тут и там, давали возможность посетителям «узнать о присутствии на выставке американского электрика и его плодотворных трудов». Эффектное и безопасное электрическое освещение допускало возможность посещения выставки в вечерние часы. При этом доминировали лампочки накаливания Эдисона, который, по утверждению обозревателей, в поисках нужного материала для нити накаливания провел около 6 тыс. экспериментов, пробуя все вплоть до соломки для шляпок. В то же время в садах и на мосту через Сену горело 70 свечей Яблочкова.

«Электричество на выставке было представлено с поражающей полнотой, — писал инженер-технолог из Одессы Н.П.Мельников. — Это едва ли не самый полный и лучший отдел выставки». Можно было наглядно убедиться, отмечал Мельников, что электричество уже применяется во многих областях; в писчебумажном производстве, процессе дубления кож и отбелки тканей, медицине, электротерапии, лечении грудных болезней озонированием воздуха.

Экспозиция России, в создании которой (исключительно частным порядком, но с разрешения правительства) участвовало около 820 экспонентов, занимала 3800кв.м и была сосредоточена в большой галерее Дворца промышленности, где перед входом в Российский отдел был изображен Кремль, и в разделе земледелия на набережной Орси. Кроме того, среди небольших павильонов Марсова поля стояла современная русская изба, а в разделе «История жилища» был построен двухэтажный с наружной лестницей «боярский дом» XV в. Однако, как отмечали очевидцы, средневековый стиль постройки был выдержан плохо, что дало основание обозревателю французского журнала «Illustration» сделать следующее замечание: «Напрасно было бы искать в этом архитектурном типе характеристические черты средних веков. Оконные арки, кривизна крыши — скорее подозревать здесь смутное влияние востока. Как бы то ни было, нарядная лестница, изящный изгиб крыши, общая гармония частей делают эту постройку крайне живописной».

Боярский дом, раздел «История жилища»


В зале машин Россия не была представлена, хотя машиностроительная промышленность страны «достигла таких размеров, — как писал А.Ефрон, — что стыдиться не приходится».

Русский горнозаводской раздел, несмотря на некоторые хорошие витрины — Днепропетровского металлургического общества, ртутного завода Ауэрбаха и К° и пр., — был, по мнению профессора И.В.Тиме, малоудовлетворителен. «Он не давал ни малейшего понятия о современном состоянии горнозаводского дела в России и далеко уступал Русским отделам на прежних выставках в Париже и Вене».

Среди наиболее интересных экспонатов Российского раздела выставки обозреватель столичной «Недели» выделял антропологический отдел, созданный на базе коллекции доктора Покровского, которая иллюстрировала традиции физического воспитания детей у различных народностей России: детские костюмчики, люльки причудливых форм, способы пеленания детей, влияющие на конфигурацию детского скелета, фарфоровые игрушки, изображавшие сцены из жизни детей.

В разделе земледелия выделялась редкая коллекция почв, присланная основоположником почвоведения профессором В.В.Докучаевым по приглашению Международного выставочного комитета. Она состояла из образчиков почв, расположенных по естественным физико-географическим районам России, почвенных карт и диаграмм, а также сочинений, посвященных почвам России. Коллекция была прислана профессором за свой счет и представлена по его поручению молодым В.И.Вернадским. Изюминкой коллекции являлся «куб» русского чернозема, каждая грань которого составляла 2м (т.е. фактически 8 кубов). Взятый недалеко от Воронежа, образец был установлен на высоком пьедестале. После выставки он был передан в Сорбоннский университет, где хранился до 1968 г., когда в ходе студенческих волнений был разрушен. Сейчас сохранились лишь его обломки. Отдел русских почв получил золотую медаль выставки, а В.В.Докучаев был награжден медалью «За заслуги по земледелию». В то же время нельзя не отметить, что, как писал обозреватель «Недели», из-за слабой организации русского участия размещена докучаевская коллекция была весьма неудачно и поэтому оказалась многими специалистами не замеченной.

Посетители отмечали качество и красоту фаянсовой посуды Кузнецова, меха Новинского, изделия из камней Алибера, морозовские ситцы, чучела и охотничью мебель П.М.Гринвальда (занимали 1/5 часть экспозиции), тульские самовары Баташева и Воронцова, павлово-посадские платки Я.И.Лабзина. Лучшими экспонатами были признаны кожи Савина, мельхиор Фраше, мебель Свирского, бронза Шопена, серебряные изделия Хлебникова и Овчинникова, образцы ртутной руды Ауэрбаха. Две золотые медали получил Д.3.Сараджиев - пионер в деле производства первого российского коньяка, основатель знаменитых и поныне коньячных заводов в Кизляре, Ереване и Тбилиси.

Однако, как писал в своем обзоре выставки П.Райский, даже «это немногое лучшее из лучших теряется в массе пошлости, бессодержательности, безвкусицы». «Массы англичан и французов, — продолжает он, — спешат полюбоваться русским отделом, а выходят оттуда с ироническими улыбками: кто желает купить — натыкается на сумасшедшие цены, кто желает лишь научиться нашему искусству — тщетно ищет его между корсетами, духами и прочей дребеденью». Просматривая обзор этого автора, нельзя не обратить внимание на его едкий вопрос: «А кто же эти представители русской промышленности?» А вот и ответ: Фальц-Фейн, Бидерман, Свир-ский, Брокер, Море, Тросцер, Фраже, Грюнвальд, Кораб, Шлезингер, Го-рецкий, Дявад-Али, Маттисен, Клингерт, Алибер. Русские имена теряются в этом инородческом море, как щепки разбитого корабля. Так же слабо были представлены русские художники во Дворце изящных искусств. Их картины, по отзывам современников, смотрелись достаточно серо на фоне французов: Ж.-Л.Давида, Ж.-О.Энгра, Э.Делакруа, К.Коро и др. Даже лучшие русские художники — И.Айвазовский, В.Маковский, И.Прянишников, жившая во Франции Мария Башкирцева (представила 5 работ) и незадолго до выставки умерший Крамской, картины которых терялись среди никому не известных в России имен, — были представлены не лучшими своими полотнами. Выделялись лишь исторические полотна К.Маковского, а такие художники, как И.Репин, А.Куинджи, В.Верещагин, А.Боголюбов, вообще не были представлены. Недаром вскоре после открытия ЭКСПО стала прорабатываться идея о проведении за ее пределами персональной выставки И.Репина и В.Васнецова. В чем же причина относительно слабого выступления России на выставке? На этот вопрос ответил профессор И.В.Тиме: «Наше правительство не принимало участия в выставке, а без руководителя мы делать дело не в состоянии». Впервые расходы по участию в выставке полностью несли на себе сами экспоненты. Не лучшим образом на организации выставки сказалось и назначение сразу трех ее генеральных комиссаров: Е.Н.Андреева (скончался в середине работы выставки), К.А.Варгунина и И.С.Познанского. Тем не менее 671 российский экспонент получил награды, т.е. более 80% участников (19 почетных дипломов, 128 золотых, 184 серебряные, 210 бронзовых медалей, а также 130 почетных дипломов). Всего же на выставке было присуждено 37605 наград на 56 тыс. экспонентов.

 



Новинкой Русского отдела было собрание из 20 фотографий старинных кружев и вышивок К.Д.Долматова. Среди традиционных участников выставки были производители атласа, плюша и бархата Сапожниковы, бумаги — братья Варгуни-ны, косметических товаров (духи, мыло, помада) — Брокар, владелец металлургических заводов В.А.Пашков, серпуховской текстильный магнат Н.Н.Коншин, водочные фабриканты Н.Л.Шустов, П.А.Смирнов, издатели А.С.Суворин и Юргенсон (ноты).

Одной из особенностей выставки явилось то, что демонстрация достижений в области решения социальных проблем превалировала над показом новой военной техники. Социальные проблемы решались и на двух социалистических конгрессах — умеренных социалистов и марксистов. Хотя первый имел большее число делегатов (главным образом из Франции и от английских тред-юнионов), марксисты привлекли внимание именами деятелей международного социалистического движения. Они образовали II Интернационал и обозначили 1 мая как международный рабочий праздник.

Непосредственно на выставке Франция, которую представляло более половины всех участвовавших на ней экспонентов (33937), не освещала темы, связанные с революцией. Они раскрывались за ее пределами. Так, в Лувре была организована экспозиция памяти Революции, демонстрировался макет Бастилии, проводились балы, концерты, посвященные этой теме. Как и раньше, ряд художников не принимали участия в выставке, однако использовали различные способы, чтобы привлечь к себе внимание многочисленных гостей Парижа. Так, П.Гоген уговорил владельца одного из популярных кафе показать посетителям почти 100 работ художников своей группы.

ЭКСПО посетили такие видные представители России, как металлург Д.К.Чернов (в качестве эксперта), книгоиздатель М.В.Сабашников, политик Г.В.Плеханов, литературный деятель В.В.Стасов. Последний всегда был сторонником всемирных выставок, хотя и резко критиковал их. «Нынешняя Всемирная выставка имела такой громадный успех, — писал он, — на какой не надеялись в самых пылких ожиданиях своих даже сами зачинщики и устроители ее». В то же время он, как всегда, резко критиковал Русский отдел: «Еще никогда, ни на одной всемирной выставке Россия не играла такой жалкой роли, как нынче. И по художеству, и по промышленности Россия потерпела нынче такой провал, которого еще не имела. Она, можно сказать, словно совсем не присутствовала на Всемирной выставке, так мизерны были ее картины, так ничтожны ее наиважнейшие и оригинальнейшие производства, золотые и серебряные вещи, ее парчи и штофы, ее мозаики, ее разнообразные, оригинальные кустарные промыслы, материи, кружева, деревянные, берестяные и иные изделия». В то же время он выделил русские концерты в зале «Трокадеро», которые «произвели поразительный эффект на парижскую публику». Действительно, парижские газеты восторженно отзывались о двух концертах под управлением Н.Н.Римского-Корсакова, восхищались музыкой А.П.Бородина и М.П.Мусоргского. 22 и 29 июня с концертами в «Трокадеро» выступил А.Глазунов, под управлением которого оркестр исполнил его 2-ю симфонию и симфоническую поэму «Степан Разин».

В целом, по отзыву русского профессора И.В.Тимме, «выставка не представляла ничего существенно нового и никаких выдающихся изобретений не было, тем не менее она свидетельствовала о значительных детальных усовершенствованиях почти во всех разделах промышленности, как в качественном, так и в количественном отношениях». Однако, смотря на выставку с позиций сегодняшнего дня, нельзя не признать, что она продемонстрировала массу новых идей и усовершенствований, среди которых искусственные сахарин, целлулоид, шелк, индиго; передача электроэнергии на расстояние; новые разработки телефона и телеграфа, фонографа и ряда других электроприборов. Выставка продемонстрировала, что благодаря громадному прогрессу в металлургическом производстве, стремительному росту выплавки литой стали, как следствие широкого внедрения бессемеровского и мартеновского процессов, этот металл становился все более важным строительным материалом. Недаром известный французский ученый Ги Брессон говорил, что «выставка 1889 г. была настоящим триумфом железа и стали».

 

За время работы выставку, которая закрылась по требованию посетителей на неделю позже объявленного срока, 6 ноября, посетили около 31 млн человек, что более чем в 2 раза больше, чем в 1878 г. Иностранцев насчитывалось около 1,5 млн, в том числе свыше 11тыс. русских, 7тыс. из которых прибыли по железной дороге. Из почетных посетителей выставки газеты выделяли известного английского политика В.-Э.Гладсона и Т.Эдисона, в честь которых устраивались банкеты и демонстрации. Внимательно изучал выставку никому еще не известный немецкий инженер Р.Дизель, — изобретатель теплового двигателя нового типа. Среди оригинальных посетителей пресса упоминала русского офицера Келлескрауса, прибывшего из Ковно в Париж на велосипеде.

Выставка была задумана и проведена, как отмечал П.Райский, более из политических, нежели экономических, соображений: «Надо было дать работу массам голодных людей, задобрить их в пользу существующего режима и отвлечь политический импульс Франции от раздирающих ее ужасов междоусобицы, потушить негодование на бездарное правительство». В то же время она, как никакая другая, удачно сочетала в себе про-светительский и развлекательный характер, что позволило ее организаторам, сумевшим привлечь 32 млн посетителей, не в пример выставке 1878 г., завершить ее с немалой прибылью (около 600 тыс. фр.). В своем «Дневнике» братья Гонкуры так передавали свои впечатления: «Эйфелева башня, разные экзотические сооружения — все это кажется порождением мечты. Она (выставка), в сущности, слишком велика, слишком обширна — тут всего слишком много, и внимание рассеивается, не задерживаясь ни на чем».

Copyright Шпаков В.Н., текст, составление, 2000 г.
Copyright ООО "Росинекс", 2000 г.

 



Подготовка к выставке Организаторы Выставочные центры Сервис
Спонсор РСВЯЭкспоцентрЭкспоФорумСпонсор РСВЯЧленство в РСВЯРейтинг Знак РСВЯМСПНавигатор МСБ