Публикации

Парижская выставка, 1867 г.

Желая доказать, что Франция является мировым лидером, а Париж - столицей новой цивилизации, император Наполеон III призвал нацию провести очередную Всемирную выставку. В качестве основной идеи выставки была предложена мысль о том, что богатства природы должны быть преобразованы во всеобщую гармонию народов. Выдающиеся умы страны приняли участие в подготовке этого амбициозного мероприятия. Видные писатели Франции — В. Гюго, Т. Готье, А. Дюма-сын, Э. Ренан, Ш.-0. Сент-Бев - работали над созданием путеводителя по столице новой Всемирной выставки с целью восславить ее не только как гостеприимного хозяина, но и как образец лучшей жизни. Путеводитель по Парижу 1867 г. явился свидетельством интеллектуальной силы французских писателей, тогда как огромный выставочный дворец, сооруженный на Марсовом поле, был витриной ее промышленников и художников.

Главное выставочное помещение, построенное из железа и стекла в виде огромного эллипса размером 490x380 м и похожее, по словам П. Боборыкина, на "блюдо заливного, обсыпанного зеленью", занимало площадь около 146 тыс. кв. м. В центре его находился парк размером 166x56 м, вокруг которого концентрически располагались 7 галерей, пересекавшиеся 16 радиальными аллеями, деля общее выставочное пространство на сектора, предоставленные под экспозицию какой-либо стране-участнице. Ширина галерей составляла в среднем 23 м, а максимальная высота около 26 м. Такая конфигурация (авторы проекта инженеры Ж. - Б. Кранц и А Г. Эйфель) позволяла удобно разместить экспонаты, давая возможность двигаясь в радиальном направлении, знакомиться с продукцией отдельной страны, а проходя по окружности, изучать однотипные экспонаты, произведенные в разных странах. Наружная галерея была в основном занята кафе и ресторанами, а внутри павильона располагались древнегреческие храмы, турецкие бани, церкви романского стиля, готические здания, так что, идя по кругу, посетители, по мысли комиссара выставки инженера Фредерика де Плея, последовательно попадали бы в атмосферу различных стран и континентов. И если с архитектурной точки зрения главный выставочный павильон уступал Хрустальному дворцу, то с точки зрения удобств для экспонентов и посетителей он превосходил его.

Кроме этого сооружения, на территории выставки, площадь которой равнялась 4бО тыс. кв. м, в парке располагалось еще более 200 отдельных построек, включая 24 небольших павильона, построенных в национальном стиле, а также действующие фабрики и мастерские, где демонстрировались стеклоплавильные, стеариновые и алмазогранильные производства, гальванопластика, изготовление обуви, шляп, сукна, карандашей и т. д. Отдельный павильон занимал макет строительства Суэцкого канала, работы по сооружению которого подходили к концу.

На отдельной территории в 5 км от главного здания на островах Бийянкур и Сеген (вниз по течению Сены) располагалась сельскохозяйственная часть выставки. Эта территория представляла собой образцовую ферму, на которой в соответствии с временем года демонстрировались методы и орудия для вспашки земли, посева, жатвы, молотьбы, кошения и т. д. Здесь же показывались процессы приготовления сыра, масла, хлеба, растительного масла, колбас, а также перегонка водки, обработка пеньки и льна, изготовление корзин, выделка кирпича и т. д.

Тематика Парижской выставки по сравнению с предыдущей была расширена за счет включения таких новых разделов, как воспитание, работа и благосостояние рабочих сословий, строительное искусство, устройство садов. 10 тематических групп были разделены на 95 классов, что позволило более детально распределить экспонаты, хотя и не удалось полностью исключить отдельные недоразумения (ружья оказались в одной группе с одеждой), В главном павильоне были размещены первые 7 групп, а также наиболее интересная, по мнению обозревателей, 10-я группа, включавшая предметы, способствующие улучшению физического и нравственного состояния народов, а именно: обучение, образование как детей, так и взрослых (в семье, в мастерских, в артелях), виды и типы жилищ отдельных народов, орудия труда, а также продукты питания, одежду, утварь. Ранее тематика этого раздела показывалась частично, но никогда прежде не было сделано попытки такого всеобъемлющего сопоставления, как здесь.

 

 

 

Участниками выставки явились практически те же страны, что и на предыдущих Франция, Англия, Пруссия, Австрия, Бельгия, Россия, Бавария (вместе с Вюртембергским княжеством, Баденом и Гессеном), Италия, США, Швейцария, Турция, Нидерланды, Швеция и Норвегия, Испания, Китай, Япония, Сиам, Тунис и Марокко, Дания, Греция, Португалия, страны Центральной и Южной Америки, Египет, Персия. Наибольшую площадь в Главном павильоне занимали экспоненты из Франции и ее колоний — 63,5 тыс. кв. м, Англия — 21,0 тыс. кв. м, Пруссия — 12,7 тыс. кв. м, Австрия — 8,3 тыс. кв. м, Россия — 2,9 тыс. кв. м и США — 2,8 тыс. кв. м. Из около 40 тыс. экспонентов выставки более 11,5 тыс, представляли Францию и ее колонии. Англия показала почти 3,4 тыс. своих производителей, Пруссия — 2,2 тыс., Россия - около 1,3 тыс.

Выставка была открыта 11 апреля императором Наполеоном III. В ходе работы ее посетили многие царственные особы, в том числе и российский император Александр II, который прибыл в Париж 4 июля. На выставке он осмотрел конюшню, где Россия показывала великолепных лошадей, русскую избу, киргизскую юрту, и отобедал в трактире Н. И. Корощенко, пригласив руководителей выставки отведать русскую кулебяку, икру, семгу, осетрину, кахетинские и крымские вина. Через два дня, когда Александр следовал в карете вместе с французским императором, на русского монарха было совершено покушение поляком Березовским. Царь не пострадал, но это событие потрясло всю Францию.

 

 


Русская изба

 

Выставку открывал 7-метровый хрустальный фонтан фирмы Баккара. Среди лучших экспонатов, показанных на выставке, специалисты и жюри выделяли газовый двигатель фирмы Отто и Ланген, первую динамо-машину Сименса и Хальке, сталеплавильную печь, изобретенную французским металлургом Пьером Мартеном (1864 г.), дорожный паровик, который был способен перевозить грузы в вагонах по грунтовой дороге, чудо разрушения, названное в рекламе "монстром, которого не видел свет", — пушку Круппа (лафет весом 40 т и ствол 50 т) и показанную им же очередную гигантскую стальную болванку весом 34 т, предназначенную для выделки из нее вала пароходной машины, небьющееся зеркало размером 7x4 м производства фирмы Сан-Габен.

Наиболее мощно выглядела Галерея машин, где, по словам Боборыкина, "вы действительно чувствуете, что тут не магазинная реклама, а громадный технический музеум, который сразу же обдает вас воздухом крупной индустрии, движущейся вперед гигантскими шагами". В этой галерее демонстрировались в действии многие производственные процессы, в том числе отливка типографского шрифта, печатание книг, механическое шитье обуви и перчаток, ткацкое производство, плетение кружев, изготовление булавок.

Посетителей восторгали прекрасные бельгийские кружева, резные фигуры из деревьев ценных пород на стенде Канады, национальные костюмы Швеции, представленные в сделанных с большим вкусом групповых композициях. Заметное место на выставке занимало вооружение. Представленные на видном месте пушки поражали как технологией производства, так и артиллерийскими качествами. Здесь безусловно доминировал Альфред Крупп, который был провозглашен кавалером ордена Почетного легиона за перевооружение французской армии (никто не представлял, что через три года снаряды его пушек пропашут землю Франции). Он же получил "Гран-при" за применение нового (бессемеровского) метода производства стали, что позволило его компании в 1861 г. произвести столько этого металла, сколько весь мир произвел до 1851 г. Выставленные в парке шведские пушки, в противоположность монстрам Круша, поражали своей элегантностью. Англичане показали ружья, выполненные по методу В. Армстронга, австрийцы — торпеды и навигационные приборы. Среди американских достижений демонстрировался телеграф Самюэля Морзе и макет туннеля через Чикагское озеро. Хотя американцы считались по уровню развития промышленности ниже Англии, Франции и Пруссии, их экспоненты получили ряд высших наград выставки: Англо-Американская трансатлантическая компания, Давид Хьюз за новый печатающий телеграф, С. Н. Маккормик за уборочные сельскохозяйственные машины.

 

 

 

Огромный успех на выставке имел бывший коллега русского химика Н. Н. Зинина — работавший в Англии А. В. Гофман, который получил "Гран-при" и баснословную сумму — 100 тыс. франков — за работы по переработке каменноугольной смолы и производству синтетических красителей и их продуктов. Кроме того, он был награжден французским орденом Почетного легиона.

Интересно выглядел фотоотдел, где 20 стран представляли 589 экспонатов, причем успехи здесь были отмечены 132 медалями и 144 почетными дипломами.

В середине центрального сада в небольшом павильоне каждая страна - участница выставки представляла национальные системы мер и образцы своей валюты.

На открытых площадках были показаны жилые и общественные здания, типичные для народов различных стран, — здесь демонстрировались как новые, так и старые, традиционные виды жилья. Французы, в частности, предлагали дешевый небольшой, но удобный дом для бедных крестьян из кирпича с находящейся на уровне земли передней, используемой и как кухня, и вторым этажом с просторной комнатой и двумя спальнями. Кроме того, в доме имелся чердак и погреб. Американцы показали дом из дерева и камня, который поражал своей простотой: в дополнение к кухне и двум небольшим спальням там имелась достаточно просторная гостиная. Своим видом дом опровергал, как отмечала пресса, установившийся стереотип, что все американское носит показной и громоздкий характер. Привлекало внимание и традиционное жилье: так, деревянный норвежский дом был наполнен самыми разнообразными рыболовными снастями. В голландской усадьбе, построенной из леса и покрытой соломенной крышей, можно было видеть все необходимое для быта типичной голландской семьи, а также домашних животных в отдельных постройках. Здесь же посетители могли наблюдать производство знаменитого голландского сыра. Особенно интересным оказался дом, показанный шведами, в котором в давние времена жил их король Густав Ваза: деревянные стены дома были покрыты устричными раковинами, а крыша настелена березовой корой, что свидетельствовало о древности постройки.

Весьма престижной была выставка произведений изящных искусств, созданных за последние 10 лет. Наиболее представительной здесь являлась экспозиция Франции, хотя в ней приняли участие не все лучшие художники того времени. Так, Эдуард Мане показывал свои картины в собственной мастерской, боясь быть отвергнутым отборочной комиссией. После того как в 1867 г. умер великий Ж.-О. Энгр, оставив вакантным трон первого художника Франции, на него претендовал Мейсонье. Однако Э. Золя считал триумфатором именно Э. Мане с его "Олимпией" и "Завтраком на траве". Поэтому отсутствие последнего на Всемирной выставке рассматривалось как серьезный удар по качеству французской экспозиции живописи.

 

Впервые выставлялись продукты прикладной электрохимии, полученные гальванопластикой, велосипеды, которые вызвали большой интерес; английский профессор Уитстоун демонстрировал принцип самоиндукции, широкое использование которого было еще впереди. Обращали на себя внимание показанная Пруссией гильотина, которая могла отрубать сразу 6-8 голов. а также представленный на американском стенде кусок сыра весом 3,5 т и высотой около 1 м (сыр был сделан из 35 т молока: надоенного от 800 коров).

Специальное здание было отдано под демонстрацию макета Суэцкого канала, одного из наиболее фантастических сооружений того времени. Макет показывал геологическую структуру перешейка, географические связи района, дренажные устройства, модели судов, доков, мастерских. В знак особого признания заслуг директору и строителю канала г-ну Ф. Лесепсу была вручена высшая награда выставки.

Основная часть Российского раздела размещалась в восьми галереях Главного павильона: в первых двух демонстрировались предметы археологии и художественные произведения, в остальных - изделия промышленности и земледелия. Кроме того, в парке находилась русская изба, сработанная без винта и без гвоздя, с крытым двором и флигелем, которые примыкали к основной части экспозиции в Главном павильоне. В избе была представлена типичная обстановка сельского жителя: киот с образами, зеркало с полотенцем и медным гребешком на шнурке, кровать с пологом, лубочные картинки на стенах, русская печь с принадлежностями (ухват, кочерга, помело, лопата для сажания пирогов в печь), горшки, чашки и пр. В пристройке экспонировались принадлежности для охоты и рыболовства, а также манекены в национальных костюмах разных народов Севера Особое внимание здесь привлекло изображенное в натуральную величину целое семейство остяков, привезенное М. К. Сидоровым (серебряная медаль). Изба, отмеченная также серебряной медалью, была поставлена на выставку купцом В. Ф. Громовым. Детали для нее в течение двух лет изготавливали приглашенные им в Петербург владимирские плотники. В другом месте парка располагалась конюшня для лошадей императорских конных заводов и площадка, где каждые 4 часа демонстрировались русские лошади (24 экземпляра 15 пород, разводимых в России от казачей, малорослой финской, степной, черкесской до самых красивых кровных рысаков). Отдельно находились помещение для экипажей и конской сбруи, киргизская юрта, якутская урусса и справочная контора. Земледельческие орудия и машины располагались на острове Бельянкур. Особое внимание посетителей привлекал русский трактир, в котором, как писал В. Собольщиков, "несколько отборных красавцев, московских парней, одетых в шелковые разноцветные рубашки, прислуживают русским посетителям. Для иностранцев есть особая прислуга, говорящая по-французски. Русская девушка в красном шелковом сарафане и в повязке наливает чай". При подготовке экспозиции была идея показать "Домик Петра I", но по различным причинам от нее отказались.

 

 

Анализируя российскою экспозицию, г-н А Ходнев в своей лекции на собрании "Вольного экономического общества" отмечал: "Только непростительным равнодушием русских производителей к выставке можно объяснить то, что в нашем отделе многие вещи являлись весьма жалкими представителями промышленности. То, что с казенных предприятий, — хорошо (мозаика, фарфор, гранильные фабрики) и некоторые частные производители: Сазиков, Овчинников. Но это не давало представления о производительных силах страны. В то же время то, что показывали, было не лучшего качества (кожи, сафьян, самовары, парча). Очень слабо представлены машины".

Общая площадь российской экспозиции, включая указанные постройки, составляла 6060 кв. м, где демонстрировали свою продукцию 1302 экспонента.

Наиболее интересным в российской экспозиции, по общему мнению, был художественный раздел, где особенно внушительно, наряду с гигантскими алмазами и бриллиантами "Кабинета Его Величества", выглядели мозаики Исаакиевского собора (получили награду). "Представленные в английском отделе мозаики ни по размеру, ни по цвету не приближаются к русским", — писал В. Соболыциков. Что касается других экспонатов раздела, то, хотя они находились рядом с итальянскими, такое соседство, по мнению обозревателей выставки, "не портило впечатления о русских художниках".

Основная часть экспонатов размещалась в весьма красивых по рисункам и работе шкафах, которые, по оценке обозревателя "Московских ведомостей", "годятся скорее для библиотеки, нежели для выставки. Товары, особенно ткани, не разложены, а повешены в них без вкуса и как попало. Великолепные парчи Сапожниковых так дурно выставлены, что эти богатые и прекрасные ткани не производят никакого эффекта". В одном из разделов экспозиции стояла огромная пирамида, состоящая из лаптей различных фасонов, рогож, лубков, мочала, лыка, мочальных веревок, мочальной сбруи, деревянной посуды: ложек, чашек, горшков, солонок и пр. "С какой целью это демонстрировалось? — спрашивал В. Собольщиков и иронически (а скорее, пророчески) отвечал: — Смотрите, пользуйтесь случаем, а то через одно-два поколения все это исчезнет и придется просить билет в этнографический музей, чтобы увидеть такую пирамиду". Пресса отмечала археологический раздел российской экспозиции, который привлекал огромное внимание посетителей. Его содержание "было понятно без перевода и восхищало оригинальностью, вызывая уважение к таланту народа". Раздел находился в галерее "История труда" и состоял из экспонатов Строгановского училища рисования, Московского художественно-промышленного музея и Оружейной палаты — рисунков (200 шт.) и алебастровых слепков (172 шт.), изображавших русские украшения и расположенных в хронологическом порядке, начиная с X по XVIII в.

Не менее привлекательной была коллекция изделий народов Севера, собранная и представленная М. К Сидоровым, хотя размещена она была очень тесно и неудобно для осмотра.

В разделе машин "у нас нет почти ничего", писал Собольщиков. "Стоит несколько орудий и пробитый блиндажный лист толщиной 4 мм. Тут же машина для сверления орудий. Все эти предметы, но гораздо лучше, можно увидеть в отделе Пруссии". Среди мирных экспонатов интерес представляла модель насоса П. А. Зарубина и зерномер Тимофея Иванова.

 

 

А вот как описывал Российский раздел В. В. Стасов: "У нас было, выстроено внутри общего дворца что-то вроде большой галереи в национальном русском архитектурном стиле: над рядом толстопузых кубышек, покрытых резьбой и красками, возвышались острые треугольники наших изб, опять от одного конца до другого покрытые вырезными орнаментами и раскрашенными узорами; внутри наших участков, отгороженных этой разноцветной русской стеной, выделялись шкафы, витрины и столы опять-таки в народном стиле, с конскими головами, выступами, перехватами, колонками. Иные из этих шкафов были куплены и поставлены в разные художественно-промышленные музеи (Эдинбургский и Берлинский). Тем не менее раскритикованная Стасовым резьба на фасаде конструкции, обозначавшей начало российской экспозиции, нравилась посетителям.

Из представленных в Российском разделе более 1300 экспонатов 478 получили награды (2 "Гран-при", 21 золотая, 93 серебряных, 211 бронзовых медалей и 151 почетный отзыв). Памятными медалями были отмечены 26 экспонатов по разделу археологии. "Московские ведомости" сетовали на их обидно малое количество, особенно учитывая то, что Россия впервые участвовала на выставке в Париже. Конечно, по сравнению с количеством наград, полученных экспонентами Франции и Англии (соответственно 7900 наград из около 12 тыс. экспонентов и 2 тыс. наград из 3350 экспонентов) российские цифры выглядели маловнушительными, но в целом они отражали качество экспозиции.

На общем фоне наиболее солидно был представлен, как всегда, раздел продукции горнозаводских предприятий, что было отмечено соответствующими наградами жюри. Так, железо и медь заводов Демидовых и А. Пашкова получили золотую медаль, чугун и железо заводов Расторгуевой, винтовки Тульского и Ижорского (дебютировавшего на выставке) заводов, полосовое железо С. Яковлева — серебро. Бронзой были награждены инструментальная сталь, орудия и валки Обуховского завода, сталь Воткинска, сабли и шпаги Златоустовской оружейной фабрики, снаряды и чугун Александровского пушечного завода, медь Юговского завода Пермской губернии, Сестрорецкий завод. Внимание специалистов привлекла стальная плита толщиной 114 мм Камского броневого завода. Она была испытана стрельбой из 60-футовой пушки стальными и чугунными ядрами с расстояния 100 м. Плита была получена на листокатальном стане, сооруженном в 1856 г. изобретателем-металлургом В. С. Пятовым. Стан явился предшественником современных гигантских слябингов и блюмингов.

Большим успехом пользовалась экспозиция, представленная академиком Б, С. Якоби, с работ которого началось развитие электрометаллургии. Его художественные экспонаты, полученные методом гальванопластики, были отмечены высшей наградой жюри — большим призом и премией в 10 тыс. франков. (Сейчас эти работы находятся в Московском Политехническом музее.)

Среди отмеченных жюри российских экспонентов были: художник Коце-бу за портрет Александра II (большая медаль третьей степени), Императорские конезаводы (специальная медаль с портретами двух императоров — России и Франции), г-н Бауэр за физические инструменты, фабриканты Мамонтов — за щетину, Глинка и Филибер — за шерсть (золотые медали), ученые г-да Гельмерсон за геологическую карту России и Чихачев за карту Малой Азии (серебряные медали). Кавалерами ордена Почетного легиона стали производители ювелирных изделий г-да Сазиков, Ф. Громов, а также Л. Бонафеде за представленные им изделия из пурпурина — особого стекла, недавно изобретенного им. Кроме того, пресса отмечала награжденные жюри сукна фабрикантов Бабкина из Москвы и Штиглица из Нарвы, химические препараты заводов Ушкова из Елабуги, стеариновые свечи казанского фабриканта Крес-товникова, кожи и сафьян Бахрушина (Москва), пеньку Губарева и Прохорова из Орловской губернии. Бронзовыми медалями отмечена продукция Глебова, Ильина, Тимирязева, Гейцера, большой медалью первой степени за работы по архитектуре награжден Рязанов.

После закрытия выставки вся российская коллекция образцов деревьев, произрастающих в России, была передана правительством лесному институту в Нанси.

Небезынтересно упомянуть и о том, что, по сообщению российской прессы, в Париже муссировались слухи о желании России купить выставочный павильон за 14 млн фр., в то время как французы предлагали его реализовать за 20 млн фр., что разрушило предполагаемую сделку.

Российская экспозиция комплектовалась в соответствии с положением о выставке, разработанном Министерством финансов. Согласно ему закрытая площадь выставки была определена в 2900 кв. м (государственное участие) и передавалась бесплатно экспонентам, которые должны были за свой счет доставить свои грузы до пунктов их комплектации (далее до стенда экспонаты доставлялись за государственный счет). Обозреватели, критикуя экспозицию России за то, что она далеко не в полной мере отражала возможности страны, значительную часть вины возлагали на Оргкомитет, который должен был не только "известить заводчиков и фабрикантов о выставке, но и расшевелить их личное самолюбие".

Помощником генерального комиссара Российского отдела выставки был утвержден Д. И. Менделеев, который прибыл в Париж вместе с другим видным химиком — Н, Н. Зиминым. Среди других экспонатов Д И. Менделеев обратил внимание на новинку выставки — уран, подержал его в руках, подивившись его тяжести, и позже предсказал ему блестящее будущее (только в 1896 г. Беккерель откроет явление радиоактивности).

 

 

Интересно отметить, что выставку посетил русский металлург Д. К. Чернов, который купил на ней оборудование для ' проведения исследований структуры металла в процессе его получении. Уже в 1868 г. им были открыты фазовые превращения в стали при ее нагреве, зафиксированы критические точки этих превращений, что позволяло определить структуру и свойства сплава. Это открытие и последующие работы Чернова заложили основы современного металловедения

В период проведения выставки в Париже жили Ф. М. Достоевский, И. С. Тургенев, И. А Гончаров. Вспоминая о посещении выставки А И. Герценом, его друг публицист Г. Н, Вырубов рассказывал: "По выставке мы ходили много, но она Герцену не понравилась. Надо признаться, на этом международном базаре трудно было различить вещи действительно интересные среди всякой мишурной дряни. Быть может, тоже ему неприятно было видеть, какое ничтожное место занимал Русский отдел и как мало в нем достойного похвалы". Эту оценку поддержал и уже упоминавшийся А И. Ходнев, отмечавший, что выставленные российские экспонаты не давали "должного понятия о производительных силах страны". Сам А И. Герцен называл выставку "всемирным толкуном".

В целом Всемирная выставка 1867 г. имела ряд принципиальных особенностей:

1. Если предыдущие выставки были промышленными с отделениями искусств, то эта выставка имела новые разделы — земледелие и история труда (история человека на базе археологических раскопок и его прогресс от каменного века до 1800 г.).

2. Впервые важное место на выставке заняла наука, которая была представлена лекциями, публичными опытами, приборами, интересующими естествоиспытателей.

3. На выставке впервые предпринята попытка соединить два подхода: страновой и товарный (ранее страны показывали свои товары в таком порядке, в каком хотели). Эта попытка была реализована с помощью архитектуры.

4. Раздел "История труда", сформированный в основном на базе экспонатов Франции, где, в частности, показывались "образцовые дома для рабочих", которые никто не собирался активно строить, явился первой попыткой пропаганды на выставке решения государством "социальных вопросов времени: уравновешивание имущего с неимущим, капитала и труда". Для 2-й империи данная тема являлась еще одной попыткой французского правительства представить в выигрышном свете свою политик)' в отношениях с рабочими. На последующих выставках этой теме стало уделяться больше внимания.

5. Активное использование окружающего выставочный павильон парка для проведения открытых публичных конференций, чтения лекций профессорами и промышленниками о производстве отдельных товаров, добыче материалов, о Суэцком канале и т. д., а также организации концертов и представлений (выступление венского оркестра под управлением И.Штрауса).

6. Выставка попыталась ослепить посетителей блеском драгоценностей и предметов роскоши, в производстве которых Франция не имела конкурентов.

Успех выставки еще более усилил ранее cформировавшуюся мысль относительно целесообразности организации всемирных выставок Их смысл, как писала пресса, в том, что коммерсанты и производители, конкурирующие между собой, могут регулярно знакомиться с мировыми техническими стандартами в этих временных технологических музеях и иметь информацию о новых тенденциях развития. Именно эта мысль способствовала созданию вскоре в Москве Политехнического музея на базе экспонатов Московской промышленной выставки 1872 г.

Давая оценку Всемирной выставки в своем выступлении на вручении наград, император Франции Наполеон III сказал: "Древние поэты прославляли торжественные игры, на которых различные греческие народности добивались пальмы первенства. Что они сказали бы теперь, если бы смогли присутствовать на этих Олимпийских играх всего мира, где все народы состязаются разумом и бегут наперегонки по бесконечному пути прогресса, стремясь и постоянно приближаясь к идеалу, который все-таки остается недостижимым".

 

Наученные горьким опытом мероприятия 1855 г., которое принесло убыток в 20 млн фр., частично покрытый оставшимся городу великолепным дворцом на Елисейских полях, организаторы выставки предприняли ряд новых мер по компенсации расходов — экспозиционная площадь продавалась экспонентам (ранее давалась бесплатно), предусмотрено увеличение поступлений от изданий, сдачи под рекламу ограды выставочной территории, многочисленных кафе и ресторанов. Кроме того, больше внимания было уделено развлекательной программе, которая предусматривала такие специализированные шоу, как "Парижский сезон", "Шумный маскарад", "Огромный летний карнавал". Эти усилия и большое число посетителей (около 7 млн человек за период работы с 1 апреля по 31 октября) обеспечили получение организаторами чистого дохода более 4 млн фр.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Copyright Шпаков В.Н., текст, составление, 2000 г.
Copyright ООО "Росинекс", 2000 г.



Подготовка к выставке Организаторы Выставочные центры Сервис
Спонсор РСВЯЭкспоцентрЭкспоФорумСпонсор РСВЯЧленство в РСВЯРейтинг Знак РСВЯМСПНавигатор МСБ